Мой собственный разбор интервью Елены Калле на тему вакцины Спутник


Поступило предложение прокомментировать интервью Елены Калле. Да запросто!

Читаем.

Елена: Вирусный вектор заставляет наши клетки синтезировать запчасти для вируса, а наша иммунная система должна научиться распознавать их как свои, чтобы они не уничтожались.

Поясняю: Всё наоборот. Наша иммунная система учится распознавать этот синтезированный в наших клетках белок как чужой. Поэтому наша иммунная система убивает наши клетки с этим вирусным белком.

Елена: Главная опасность вакцины Спутник в том, что чужеродный ген переносится в наш организм и начинает там работать.

Поясняю: Не пойму, в чем опасность. Так и было задумано. Целью вакцинации было заставить вирусный ген работать в нашем организме без самого вируса.

Елена: В массовом порядке из нас делают генетически модифицированные организмы.

Поясняю: Нет. В генетически модифицированных организмах чужеродный ген встраивается в геном организма. Вакцина Спутник доставляет вирусный ген в ядро нашей клетки, но он не встраивается в геном. Он лежит внутри ядра отдельно от нашей наследственной информации.

Елена: Вирусный ген будет делать какие-то запчасти, не нужные нашему организму, которые непонятно что будут делать.

Поясняю: Лично мне понятно, что это будет. Это будет спайк-протеин, которым вирус цепляется за наши клетки. Этот спайк-протеин наши глупые клетки выставят наружу. Его заметит наш иммунитет и убьет наши глупые клетки. При этом иммунитет запомнит, как выглядел спайк-протеин и в следующий раз моментально узнает его на вирусе. Вирус сразу же будет заблокирован антителами.

Елена: Вирусные гены могут встраиваться в наши собственные гены.

Поясняю: Согласен. Вирусный ген, который попадает в ядро наших клеток теоретически может встроиться в нашу ДНК и что-то там испортить. Потенциальная возможность есть. Это общий недостаток векторных вакцин.

Елена: Если инструкция по производству вирусного белка попадет на наши внутриклеточные устройства по синтезу белка, то они могут его не понять и испортятся. И не будут потом делать наши собственные белки.

Поясняю: Если бы вирусный ген не запускал бы нормально синтез белка на наших внутриклеточных фабриках, то вакцина бы и не работала. Вакцина работает. Белок синтезируется. А нашим внутриклеточным фабрикам плевать на то, что они синтезируют. Это просто фабрики. Поделают вирусный белок, а потом переключатся на синтез наших обычных белков. Но даже если бы наши внутриклеточные фабрики подавились вирусным геном и сломались, то им все равно не жить. Потому что эта клетка обязана быть убитой нашим иммунитетом.

Елена: Аденовирус вызывает рак.

Поясняю: Во-первых, в вакцине не вирус, а вирусный вектор. Вектор не размножается. Во-вторых, даже если бы это был аденовирус, то аденовирус не вызывает рак у людей. В-третьих, китайцы официально используют препарат на основе аденовируса для лечения рака. То есть всё наоборот.

Елена: Перенос генов — это серьезный процесс, который может нарушить работу всего организма, а наша иммунная система с этим не справится.

Поясняю: Опять всё наоборот. Разработчики Спутника изо всех сил пытались запустить нашу иммунную систему. Потому что она даже не замечала ту мелочь, что пытались в нее доставить Спутником. Так что там и речи не идет об истощении иммунитета. Этот иммунитет только слегка просыпается в ответ на вакцину Спутник, и нехотя, зевая, шевелит одним пальцем.

Елена: Сколько-то генов встраивается в культуру клеток. Встройка генов — это серьезная мутация. Главный эффект встройки генов — онкология.

Поясняю: В наши клетки поступает один вирусный ген. Он никуда не встраивается. О какой культуре клеток идет речь — непонятно. Встройка генов — это не мутация. Это именно встройка генов. За эту встройку генов, например, платят 160 миллионов рублей, чтобы спасти ребенка со спинальной мышечной атрофией. Главный эффект встройки генов — не онкология, а тот эффект, который был запрограммирован в генах. Вирусный ген, который включили в вакцину Спутник, кодирует синтез вирусного белка. Вот и всё, что он делает.

Елена: Мы не имеем права генетически модицифировать людей. Это не законно.

Поясняю: Вакцина Спутник не модифицирует людей генетически, потому что не меняет гены человека. Но да, есть лекарства, вроде того за 160 миллионов рублей, которое модифицирует человека генетически. И это законно. Но очень дорого.

Елена: Признак трансгенного человека — это внесенный в него ген, который начал работать.

Поясняю: Нет. Признак трансгенного человека — это ген, который встраивается в геном человека. Вирусный ген из вакцины Спутник не встраивается в геном человека.

Елена: В этом вирусном гене плохо то, что он воспроизводится в большом количестве, в котором не воспроизводятся наши гены.

Поясняю: Наверное, Елена имела в виду вирусный белок, который воспроизводится. Очень сомневаюсь, что вирусного белка в нашем организме будет воспроизводиться больше, чем своего белка. Я такую идею даже нигде и не встречал. Вакцина дает нашему организму команду делать вирусный белок, но она не дает команду делать неприлично много вирусного белка. Это просто ген и просто очередной белок. Обычная работа для наших клеток.

Елена: Что будет с нашими клетками, на мембраны которых налипнет много вирусного белка. Может у клетки все мембраны порвутся.

Поясняю: Обязательно порвутся. Но то только одна. У клетки одна мембрана. И эта клетка обречена помереть от рук нашего иммунитета. Так и было задумано.

Елена: Аденовирус для вакцины выращивают в человеческих организмах.

Поясняю: Нет. Аденовирус не выращивают. Выращивают аденовирусный вектор. Он не растет в человеческих клетках. Он растет в культуре клеток, которые содержат вирусные гены. Это искусственно созданные клетки на основе одного единственного человеческого эмбриона, которые сделали еще в 1973 году.

Так… я устал эту ересь комментировать. Дальше продолжать?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *